От Дакара до Абиджана. Часть 3. Гвинея

Posted by on 25/12/2018

19 сентября 2018. Гвинейские пограничники встретили приветливо двоих украинских путешественников — меня и моего друга Василия. Удивительно, что не потребовали взятку, как обычно делается в этих местах. Неудивительно то, что из-за отсутствия компьютерной техники чёрный парень очень долго переписывал в журнал наши паспортные данные. Глядя на мою фамилию, он с трудом прочитал: «Андрей Мельниченко», а потом вдруг чётко с восторгом произнёс: «Андрей Шевченко!» Ничего себе, украинского футболиста знают даже в гвинейских джунглях.

Мы въехали в Гвинею из Гвинеи-Бисау на участке дороги Габу — Кундара и намерены добраться до Памелапа на границе с Сьерра-Леоне. Путешествовать в этих местах сложно из-за отсутствия нормальных дорог и присутствия малярийных комаров. Но это для нас, конечно же, не препятствие.

Немного о Гвинее. Эта республика когда-то была французской колонией, поэтому большинство местных жителей знают французский язык. Туризм в Гвинее практически отсутствует, так как из-за крайне варварского отношения к природе смотреть в стране не на что. А немногочисленные туристы, типа нас с Василием, приезжают сюда самостоятельно. В деревнях здесь смотрят на туриста во все глаза, как на негра в Сибири.

Гвинея чрезвычайно бедна и богата одновременно. Она является мировым лидером по запасам бокситов, на продаже которых зарабатывает небольшая группа олигархов. Цены в супермаркетах, которые чаще всего содержат ливанцы, в 2 раза выше, чем в самом дорогом супермаркете Киева. В них даже бананы стоят в 2 раза дороже, чем в Украине. Супермаркеты рассчитаны на «белых людей» и туристов. Большинство местных жителей туда не ходят, у них своя пища, своя жизнь. А живут они в нищете, — в сараях, иначе не назовёшь.

Каждый житель страны без исключения, переболел малярией и болеет ею регулярно, как мы гриппом каждый год, а то и не по одному разу. Спать необходимо под сеткой от комаров, которые являются переносчиками малярии. Но таковая имеется даже не в каждом отеле. Неудивительно, что после поездки мы с Василием тоже лечились от смертельно опасной формы малярии.

От границы до Кундара

Есть только один вариант уехать от границы в Саребодио, расположенный в 12 км отсюда — это мотобайки. Ребята чуть не подрались, решая, кто нас повезёт.

Видя нас, парням хочется «срубить» денег побольше. В Африке почему-то считают, что все белые люди имеют много денег. Вопрос цены нам помог утрясти Альфа, наш попутчик. Сошлись на 2 500 франков и вскоре мы уже ехали по грязной дороге, переезжая глубокие лужи.

Моего мотобайкера зовут Мамаду и он постоянно улыбается, поглядывая на меня. Счастлив, что везёт белого туриста. Но неожиданно Мамаду свернул на узкую тропинку, оставив на дороге Василия и Альфу. Я сначала не понял, куда меня везёт этот мальчик. Но тут показались из-за деревьев круглые хижины и мы въехали в деревню народа бага. Мамаду решил показать белого пассажира своей маме. Мама обрадовалась и принесла мне кружку холодной воды. А вокруг нас собрались дети и я устроил для них небольшую фотосессию.

Пока я гостил в деревне, начался дождь. Мамаду поспешил в Саребодио, надавливая на газ. Поэтому я не только промок от дождя, но ещё и был в грязи от быстрой езды по лужам. Это Африка! Василия и Альфу мы нашли уже в Саребодио. Они тоже волновались, куда я пропал.

Мы нашли легковую машину до Кундара, в которую водитель запихнул около десятка пассажиров, — я даже и не думал, что может столько поместиться. Нас ждали 30 км пути по тёмной и очень грязной дороге. Иногда встречались грузовики, которые застряли в грязи почти на всю высоту колёс.

С горем пополам мы добрались до города Кундара, который является центром переработки хлопка. На ночь глядя хлопок нас уже не интересовал так сильно, как желание поспать. Распрощавшись с Альфой, мы заселились в первый попавшийся отель всего за 12 $. Названия у него нет, электричества и интернета тоже нет, зато есть самое главное — вода и кровать.

Трудный путь в Конакри

20 сентября. Утром мы проспали места в единственную машину на Конакри. Не получалось найти транспорт даже до промежуточных городов Лабе или Маму. Застряли в гвинейской глуши, полная неизвестность… Вот такая она, Африка, непредсказуемая. Даже при наличии денег уехать оказалось не так просто. К тому же третий день нет интернета, а значит и связи с домом.

Ничего не остаётся, как сидеть на площади и наблюдать за местной жизнью. Повсюду готовят еду, ходят торговцы с товаром на головах, а другие просто сидят и ничего не делают. Видно, что в городе много мусульман, потому что женщины встречаются в паранджах и мечеть есть неподалёку. Из пищи особенно заметны рис, кукуруза и батат.

Ближе к полудню начали готовить много риса с мясом и отказать себе в большой порции я не смог. Рядом с кафешкой, где я кушал, стояла группа девочек-подростков, а среди них была белая девочка-альбинос. Все они стеснительными взглядами украдкой поглядывали на меня. А альбиноска набралась храбрости, подошла ко мне и дрожащим голосом произнесла «бонжур месье», протянув мне руку. Все чёрные девочки поддержали её громкими возгласами.

В обед появился старый «пежо», едущий в Лабе. Теперь осталось собрать нужное количество пассажиров, иначе водитель не поедет. За пару часов это случилось и мы двинулись в путь. А путь неблизкий — 285 км. Выехали в самый пик жары, поэтому без воды на себя и в себя никак не обойтись. Старенький кроссовер забит до отказа, даже на крыше едут люди. Навстречу иногда едут такие же такси.

Первые 100 км дорога была неожиданно отличного качества, даже присутствовала разметка. Поэтому мы наблюдали за зелёным ландшафтом. Пару раз дорогу перебегали смешные макаки. Ещё пару раз упирались в стадо коров на дороге, которые вообще никак не реагировали на сигнал. Козы и овцы, которые пасутся вдоль дорог, толстые от изобилия травы.

В деревнях из соломенных хижин работают очень чернокожие люди в разноцветной одежде. На окраине дороги сушатся козьи шкуры, которые обгадили куры. Взрослые заняты работой на огороде или приготовлением пищи. А вот дети скучают, они здесь очень смешные. В деревне Сымва два мальчика, испугавшись приближающегося автомобиля, сначала упали с велосипеда, а потом убежали в кусты. А ещё один мальчик бежал в дыму от выхлопной трубы грузовика и был просто счастлив.

А наше счастье тоже закончилось в деревне Комба, потому что закончился асфальт. На смену ему пришла очень грязная глинистая дорога. А местами мы ехали по острым камням прямо по скале, подпрыгивая до потолка. К счастью, через 30 км снова вернулась асфальтированная дорога с разметкой. Ближе к Лабе разметка исчезла и асфальт стал разбитым.

Я сидел на переднем сиденье рядом с каким-то военным начальником. Он мне сделал строгое замечание за то, что я фотографировал в окно людей, ссылаясь на какой-то гвинейский закон. Поэтому впредь я делал фото, когда он спал.

В Лабе приехали вечером, уже смеркалось. Машину на Конакри нашли быстро, а вот поиск пассажиров затянулся, как обычно. Запаслись бананами и отправились в путь по ночной Африке.

21 сентября. Около 4 утра мы были уже на въезде в Конакри. Но на одном из блокпостов нас не пустили в город из-за того, что в нашей машине двое пассажиров отказались показать свои паспорта. Причину отказа я так и не понял, но этот поступок очень сильно разозлил военную девушку. Когда мы вмешались и попросили пропустить, то нам вежливо объяснили уже другую причину, — якобы в городе ночью опасная криминогенная обстановка. Спустя полчаса все успокоились и перед нами опустили верёвку с красными ленточками, выполняющую роль шлагбаума.

Конакри — шумный, грязный, опасный

Мы решили в первую очередь отправиться в консульство Сьерра-Леоне, следующей страны на нашем маршруте. Сегодня пятница и хотелось успеть решить визовый вопрос, чтобы не оставаться в городе на выходные. Тем более, нам было известно, что здесь особо нечего смотреть, к тому же небезопасно для белых.

Наш водитель отвёз нас прямо к воротам консульства, которое расположено напротив территории президентского дворца. Охранник консульства предложил придти к 7 часам хотя бы, после рассвета. Мы отошли около 50 метров к супермаркету, где нас сразу же окружили полицейские. Они предложили свою защиту, так как в тёмное время суток здесь реально опасно. В знак благодарности мы купили троим из них кофе. Ребятам было очень приятно, что белые что-то доброе для них делают просто так.

Процедура получения визы Сьерра-Леоне затянулась на весь рабочий день. Подготовить документы к подаче нам помогал один из сотрудников, — не бесплатно, конечно же. Он заверял, что с его помощью мы уже сегодня получим визы.

Чтобы оплатить визовый сбор в размере 100 $, нас отправили в центральную часть города в конкретный банк, за 7 км отсюда. Город стоит в пробках, поэтому разумный выход — это мотобайки. Так мы посмотрели город, путешествуя по нему на мотобайках. Красоты в Конакри мало, а вот шума и грязи хватает. Парни нас дождались возле банка и отвезли назад. Правда, по пути у моего мотобайка бензин закончился, но парень быстро нашёл точку продажи на улице и залил в своего китайского зверя красного цвета топливо.

Пришлось ждать, пока нам помощник помогал делать бронь отеля и копии документов. Это тянулось по-африкански очень медленно. Затем проверка оплаты в бухгалтерии с такой же скоростью. И вот, наконец, заходим в кабинет к консулу на подачу документов.

Здесь нас ждал сюрприз. Женщина-консул сказала, чтобы мы приходили за паспортами в понедельник после обеда. Мол, на решение вопроса нужно 5 часов, а у них до конца рабочего дня осталось всего 2 часа и ещё сегодня короткий рабочий день. Наш помощник, обещавший визы сегодня куда-то испарился. Как же не хотелось оставаться в Конакри на 3 дня! И мы красиво попросили. Я им говорил, что мы хотим поскорее поехать в их страну, прекрасную Сьерра-Леоне и провести там больше времени. В общем, сработало и нам помогли. Через пару часов в наших паспортах красовались визы ещё одной экзотической страны.

Пора и покушать, но цены в Конакри кусаются. Отправились в супермаркет и там поняли, что цены и уровень жизни в Гвинее — это разные вещи. Поэтому большинство местных жителей не ходят в супермаркеты и в рестораны. Они питаются дома или дешёвой уличной едой.

Наш хост с «каусёрфинга», который должен был нас забрать в гости, где-то потерялся и не выходил на связь. Чтобы нас не застала ночь на улице, мы отправились на поиски отеля неподалёку. Проходили через рынок, затем трущобами. Это ужас! Такой вони я ещё не нюхал ни в одном городе мира. Мусор на улице лежит слоями, как пирог, идти по поверхности утрамбованного мусора мягко. Если так пойдут дела дальше, то скоро мусорная граница дойдёт до окон первых этажей.

Нашли отель с охраной, на берегу океана, один из самых дешёвых в Конакри, за 55 $. Да, вот такие здесь цены. А сервис какой — замок в двери сломан, в душе стоит бочка с водой и ковшиком, москитной сетки нет. Дай думаю, пройдусь по коридору и в окно на океан посмотрю, успокоюсь. И что я вижу? Пляж весь в пластиковом мусоре, а по берегу бродят местные бомжи. Еле уснул после таких впечатлений. Ко всему ночью ещё и комары искусали. Именно их я и подозреваю в своей малярии.

Уезжаем отсюда!

Утром одними из моих первых слов были: «Вася, уезжаем отсюда! Ещё было темно, как мы ушли на автостанцию. Охранник нас самих не хотел отпускать через трущобы, поэтому пошёл с нами до самой автостанции.

Отправление буса на Фритаун перенесли с 7-00 на 14-00 по причине отсутствия пассажиров. Поэтому решили ехать до границы в Памелап. Крепкий парень из народа сусу отвёз нас туда за 4, 5 часа. Можно было бы и быстрее проехать 120 км пути, но убитая дорога не позволяла. Наш несчастный «мицубиси» частенько бился днищем об остатки асфальта на дороге. А иногда встречались ямы величиной с пол-машины. В этой части Гвинеи деревни очень бедные, у домов жалкий вид. Зато речки красивые, если не обращать внимания на мусор по берегам. Возле одной такой речки меня забыли, пока я вышел из машины пофотографировать. Хорошо, что Василий заметил моё отсутствие вовремя.

Пересечение гвинейской границы — это нечто! Сначала нас атаковала толпа менял, которые орут во всё горло, предлагая каждый свой курс. Наш водитель помог разрулить ситуацию и обменять гвинейские франки на леоны. Он же нашёл нам машину, чтобы переехать через границу. Мы так поняли, что перевозчиком был пограничник, подрабатывающий таксистом.

Гвинейский пограничный офицер отвёл нас в кабинет, положил на стол наши паспорта и нагло заявил: «100 000 франков, я ставлю штампы и до свидания!» Мы отказались платить взятку за выезд из страны. Офицер пытался давить на нас, но мы были настроены категорически. Он расстроился сильно, но штампы поставил и недовольно бросил наши паспорта.

Буквально через 10 минут нас таким же образом в кабинет пригласил сьерра-леонский офицер. Ну, думаем, сейчас и этот деньги будет вымогать. Но нет, он был очень приветливым, даже спросил, где лучше в паспорте штампы поставить. Офицер пожелал нам хорошего путешествия и отпустил. Хорошее начало, но о нашем странствии через Сьерра-Леоне читайте в следующем репортаже.

поймал дикобраза

Больше фото здеся: Г В И Н Е Я

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *