Монголия. По следам предков

Posted by on 03/02/2019

Чингисхан, бесстрашный воин, живший на рубеже XII—XIII веков, основал государство, которое впоследствии стало известно как великая Монгольская империя. Современная Монголия, которая занимает лишь часть первоначальной территории той империи, расположена между Россией и Китаем и не имеет выхода к морю. Это одна из самых малонаселенных стран в мире.

Местные жители называют Монголию, расположенную в среднем на высоте 1 580 метров над уровнем моря, Страной синего неба. Это очень подходящее название, так как здесь более 250 солнечных дней в году! Современные монголы — очень гостеприимный народ. Они всегда оставляют открытыми свои гэры — круглые переносные юрты, напоминающие по виду большие палатки, чтобы любой путник мог отдохнуть и подкрепиться оставленным для него угощением. Гостям подают горячий чай с молоком и солью.

  От российской границы до Улгия

 13 мая 2015. Монголия является основной целью нашей экспедиции под названием «По следам предков». Напомню, что мы путешествуем втроём: глава экспедиции — Серик Нарысов, председатель Центрально-Азиатского историко-дипломатического общества (Казахстан), Олег Сидоренко, географ из Киева и я, путешественник.  Мы хотим глубже понять историю происхождения тюркских народов, увидеть своими глазами древние исторические памятники и, конечно же, пообщаться с потомками древних воинов. Для достижения цели экспедиции мы решили быть среди простых людей, чтобы изнутри прикоснуться к местной жизни.

Границу России и Монголии мы пересекали в Ташанте в одном автомобиле с русской парой. Владимир возмущался, что взял пассажиров, когда монгольские пограничники устроили долгую проверку автомобиля, а Галина сердито молчала. Чтобы поднять себе настроение, мы рассказывали смешные случаи из жизни монголов. Например, о том, как солдаты на машине заблудились в степи и не смогли найти Улан-Батор. Но их нашли кочевники, дали бензин и еду и объяснили, в какой стороне находится Улан-Батор.

Закончилась Россия, закончился и асфальт. На таможне пошёл снег, а ветер был такой силы, что сдувал с ног. По дороге «тойота» глохла два раза и это дало возможность выйти на улицу, чтобы сфотографировать дикую природу, на фоне которой гуляли стада яков и табуны лошадей. Очень скоро дорога превратилась в направление шириной около 500 метров, где водитель может выбрать одну из многочисленных заезженных колей или сделать свою собственную. Поездка по монгольской степи больше похожа на сафари, чем на движение по трассе.

DSC08310

После 100 км тряски мы прибыли в город Баян-Улгий, где распрощались с русской парой. Это самый западный постоянный (не кочевой) город в западной Монголии. Населён практически полностью казахами-мусульманами. Некоторые местные говорят по-русски, в ходу советский автотранспорт и в целом городок больше напоминает поселок в СССР.

На автостанции Серик приобрёл 3 билета до Улан-Батора на автобус, в котором уже свободных мест не было. Как он договаривался в кассе, подробно описывать не буду, но позже в автобусе водитель сидячие места для нас нашёл. Рейс бывает ежедневно и автобус отправляется по расписанию в 15-00. Ехать нам предстояло около  двух дней, поэтому мы отправились подкрепиться в лучший ресторан Улгия «Алмалы». Нас туда отвёз на своей машине один из водителей автобуса.

           Жизнь в монгольском автобусе, в казахском по сути

Пришло время «поселяться» в наш дом-автобус на ближайшие 1,5 суток.  Как он называется, не знаю, но очень похож на русский «ПАЗ». При попытке войти через переднюю дверь мы обнаружили в салоне уже около 40 «жильцов», эти были монгольские казахи. Проход был забит вещами настолько, что пассажиры добирались к своим местам ползком прямо по баулам. Несмотря на это обстоятельство, а также на неприятные запахи, все были довольны и никто не возмущался.

Водитель Жантемир определил нас на три места напротив задней двери. Моё место было с краю, поэтому каждый раз, когда водитель захлопывал дверь с большой силой, я должен был успеть уклониться, чтобы меня не ударило. На заднее сиденье, которое было за нами, можно было попасть только ступая на наши места ногами. Туда «заселились» шестеро мужчин и, позже, во время остановок, они изрядно топтали наши сиденья грязной обувью, ползая туда и обратно. Кстати, я тоже топтал чьи-то сумки ногами; их специально подбирали под мой рост.

Мы тронулись в путь, но не сразу. На окраине Улгия автобус остановился у какого-то магазина для дозагрузки багажа. Мы стояли в стороне и наблюдали, как трое мужчин забрасывали на крышу автобуса большие коробки и сумки, а потом второй водитель Ербол всё это накрыл целофаном и привязал верёвками. Когда я вернулся на своё крайнее справа место, надо мной повис какой-то мужик и заявил: «Брат, я буду так стоять». Но пришёл водитель и стащил его, так как дверь не могла закрыться. Из города мы выехали с опозданием на два часа, но никто даже не пикнул что-то против, ведь понятие времени в этих краях относительно.

Несмотря на все неудобства, мы старались сохранять положительный настрой и всё переводили в юмор. Уже через полчаса мои ноги отекли, потому что не вмещались. Олег надо мной подшучивал: «Ничего, Андрей, осталось ехать всего полтора суток». А Серик иронизировал ситуацию по-своему: «Раньше я ездил по Монголии только на правительственных «мерседесах», а ты, Андрей, посадил меня в этот грязный автобус. Я тебе припомню». Дело в том, что я был инициатором поездки в Монголию вообще и предложил пересечь эту страну с запада на восток по дороге.

Не успели мы отъехать от Улгия и 20 км, как автобус догнали две легковых машины, из них выбежали пятеро пьяных мужчин, пытавшиеся уехать в Улан-Батор и буквально взяли штурмом наш «дом» на колёсах. Они расселись на проходе прямо на баулах и собирались так ехать до Улан-Батора. Водители уже было смирились, но с этим не смог смириться наш глава экспедиции. Он потребовал, чтобы лишние люди покинули автобус. Водители с большим трудом уговорили штурмовавших покинуть автобус. Они были злы и один из них даже сделал попытку вернуться в автобус через заднюю дверь. Он приказал мне пустить его в салон. Когда я отказался, он на ломаном русском мне сказал: «тебя наше монгольское не касается». Чтобы разрядить ситуацию, один из водителей Жантемир остался с пьяной компанией на дороге, а мы уехали.

Ехать было совсем не скучно. На яме автобус так подбросило, что один из сидящих сзади за нами мужчин, головой разбил плафон на потолке. Олег тоже набил «шишку» и всё время потом пробовал её рукой. В горах пошёл снег и автобус, застрявший в грязи, пришлось из неё выталкивать.

DSC08290

Около 21-00 мы остановились в селении, где было всего 2 дома. Рядом находились древние тюркские захоронения с памятными стеллами, куда были нанесены древнетюркские рунические надписи, которые мы с интересом осмотрели. В одном из домов есть кухня для путников, где можно попить чай и погреться. Грелись мы здесь около трёх часов, оказалось, что мы ждали второго водителя. Позже он приехал в минибусе, в сопровождении той пьяной компании, которая днём штурмовала наш автобус. Они вошли на кухню и сели ужинать, а все безропотно ждали. Перед их приездом одна пожилая женщина наставляла других: «Когда приедет водитель, не смейте его ругать, а лучше спросите, как он доехал». Интересно, что во время чаепития женщины сидели с женщинами, а мужчины с мужчинами. А когда в кухню вошли трое стариков в национальной одежде, молодёжь тут же уступила им самое лучшее место. Такое уважение к старшим заслуживает подражания!

Попив чай, мы в ночь на 14 мая тронулись в путь.

 14 мая. Ночь прошла в жестокой тряске по бездорожью, спать было практически невозможно. Даже голову некуда положить, кроме плеча соседа. Утром жизнь возобновилась и начались новые приключения. Какая-то пассажирка — тётка несколько раз на ходу нажала аварийную кнопку открытия двери и выбрасывала мусор. Парень, сидящий передо мной, открыл окно и начал рыгать. Водитель, увидев это, как заорёт: «Э-э-э, прекращай рвать там!!!»  Остановки в туалет водитель выбирал, как будто специально, на самом открытом и ветреном месте. Я наивно думал, что «мальчики пойдут направо, а девочки – налево». Нет уж, все шли вместе. Ничего не оставалось, как идти в туалет подальше в пустыню. Однажды так я увидел варана и начал гоняться за ним с фотоаппаратом. Серик потом рассказывал, что пассажиры его спрашивали: «а он что, варана никогда не видел?» Также, когда я фотографировал лошадей и коз, Серика спрашивали о том же самом. А он решил пошутить и сказал, что лошадей я тоже никогда не видел. Монгольские казахи были крайне удивлены.

После Кобды горная степь сменилась горной пустыней Гоби, дорога отсутствовала, здесь каждый едет, как ему вздумается. Уже второй день мы находимся на высоте около 2 000 метров. Оказалось, что Олег и Серик страдают высокогорной болезнью и им плохо, они почти не едят и постоянно хотят спать. Чем дальше, тем чаще автобус начал ломаться. Уже в полночь еле доплелись до города Алтай. Там встали на двухчасовый ремонт, поэтому мы засели в ближайшем кафе за чаем и покушать манты. И, конечно же, обсудить планы нашей экспедиции. Пока что мы изнутри наблюдаем жизнь алтайских казахов, потомков древних тюрков.

У нас по плану сойти с автобуса на повороте в Хархорин, чтобы посетить памятники древнетюркским вождям Бильге Кагану и полководцу Кюль-тегину. Это главный исторический объект на нашем пути.

  Прикосновение к древности. Хархорин

 15 мая.  Автобус снова ломался, спать не получилось, неприятные запахи усилились, поэтому мы вышли в Раашаде с восклицанием: «наконец-то!» Несмотря на усталость, мы были полны решимости двигаться дальше. Нам повезло, потому что очень скоро нам остановился автобус до Хархорина, в котором удалось немного поспать.

По приезду в Хархорин, на сувенирном рынке Серик договорился с улыбчивым парнем-таксистом по имени Гонзорик Батбаяр и тот отвёз нас за 50 км к стеллам каганов. Это место находится просто в степи, на берегу реки Орхон, со всех сторон обдуваемое ветрами. Но в древности здесь была ставка тюркских каганов и, возможно, отсюда начинались военные походы, имеющие огромное историческое значение.  Кюль-тегин не был каганом, но как политический и военный деятель, оказал сильное влияние на весь тюркский народ. Любопытен тот факт, что памятник Кюль-тегину поставили китайцы, которые были врагами тюрков. А значит памятник имеет историческое значение во взаимоотношениях этих народов.

Это место имеет какую-то особую атмосферу, побуждает думать об истории и рождаются вопросы. Здесь родились тюрки или пришли в эти места? Был ли Чингисхан монголом? Ведь Чингисхан – это тюркское выражение, и именно тюрки много кочевали в Европу. А монголы первоначально были лесными жителями Дальнего Востока и в степь они пришли позже, да и не кочевали они далеко никогда. А вот татары – это тоже тюркский народ. Почему тогда монголо-татарское иго? Какая связь между монголами и татарами? Ещё интересный вопрос: насколько тюрки ассимилировались с украинцами? Ведь они были веками на Киевской Руси. Всё это интересно и требует исследования.

Мы посетили музей, где хранится стелла Бильге Кагана и Кюль-тегина. Данный памятник содержит ценные исторические сведения и даёт богатый лингвистический материал. Также мы увидели места археологических раскопок, откуда были изъяты бесценные доказательства пребывания в здешних краях тюркской цивилизации. Хотя мы проделали длинный и трудный путь в это место, но это того стоило. Да и что значит наш путь по сравнению с теми кочевыми походами, которые совершали древние тюрки через всю Евразию?

По возвращении в Хархорин мы заехали осмотреть развалины древнего города Каракорума. Он был столицей Монгольской империи в 1220 – 1260 годах. Но сегодня от столицы древнего царства остались только руины фундамента и знак, сообщающий о древнем городе. Также сюда зачем-то привезли каменную черепаху весом в несколько тонн.

Конечно же, мы посетили монастырь ламаизма Эрдэни-Цзу, который виден буквально со всех сторон издалека на подъезде к Хархорину. Мы пришли перед закрытием, поэтому посетителей не было, а только иногда встречались монахи в разноцветной одежде. За стенами монастыря находится храмовый комплекс, выстроенный ещё в древности в стиле ламаизма. Сегодня объект используется больше как музей и охраняется ЮНЕСКО, но в 16 столетии это был крупнейший религиозный, культурный и политический центр средневековой Монголии.

DSC08372

Ночевать мы отправились в платную юрту на окраине города. С детства мечтал переночевать в юрте. Вдоль стен стоят три кровати, а по центру буржуйка, рядом с которой топливо – сухой овечий навоз в тазике. Когда вечером похолодало, Серик подозвал хозяев и те прислали рабочего, который растопил буржуйку. Потеплело в считанные минуты, навоз греет прекрасно.

На территории юрточного городка есть столовая. Кроме ужина, нас там ждало целое представление. К нам подошёл дедушка, которого лично я принял за попрошайку, и объявил: «Через 10 минут я начинаю здесь». После этих интригующих слов он ушёл в комнату. Вскоре открылась дверь и оттуда вышел дедушка в национальной одежде с двумя монгольскими музыкальными инструментами – муринхур и архур. Он сел рядом с нами и начал играть и петь, иногда стуча себя ложкой по голове. После этого дедушка показывал нам свою фотографию в японском путеводителе и рассказывал о себе. Да уж, точно, что встречают по одёжке, а провожают по уму.

DSC08389

   Улан-Батор. Переплетение древности и современности

 16 мая. Выехав рано утром, за 6 часов рейсовым автобусом мы добрались до Улан-Батора. По пути я удивлялся, насколько Монголия огромная страна и как мало в ней живёт людей. Зато бесчисленное количество лошадей и коз, которых пастухи пасут на лошадях, верблюдах и мотоциклах. А вот монгольский язык очень трудный и смешной для нас. Две женщины в автобусе общались примерно так:  «тых тых тых… дын дын дын». И они прекрасно понимали друг друга.

В столице Монголии переплелись древность и современность, рядом с юртами выросли многоэтажные дома и стеклянные офисные здания. А в частном секторе во дворах рядом с домами стоят юрты, — традиция живёт.

Город встретил нас пробками в районе автовокзала «Саппоро». Серик нашёл русскоговорящего таксиста Амгу и «запряг» его до самого вечера, но для начала немного перевоспитал. Амга захотел взять от автовокзала до железнодорожного вокзала 5 000 тугриков.

— От Баянхонгора (родина Амги) до Улан-Батора за эти деньги можно доехать, а ты тут за 5 км 5000 берёшь! Тебе стыдно хоть немного? – завозмущался Серик.

— Да, стыдно, — рассмеялся в ответ Амга.

— Давай, вези нас на вокзал. Мы купим билеты на поезд в Замын-Ууд, а потом поедем к тебе в гости мясо есть, — сказал он.

К такому предложению Амга был не готов, поэтому начал идти на уступки. На вокзале он охотно помог с обменом валют и показал международные кассы. Билеты были куплены на завтра на 21-00 до китайского города Эренхот (Эрлянь) во внутренней Монголии. А это значит, что у нас появилось время посмотреть столицу. Но для начала Амга отвёз нас в ресторан монгольской кухни «Хининг Арвин». Монголы, равно как и казахи, едят много мяса в любом виде. Когда Серик увидел огромную порцию мясного блюда, он сказал: «китайцы это ели бы 5 дней, а у нас, казахов, ребёнок это съест за один раз». А чай пьют постоянно: до еды, во время еды и после еды.

После мяса стало весело и захотелось погулять по городу. Амга отвёз нас в самый центр Улан-Батора – на площадь Чингисхана. Там уже гуляло немало туристов и местных жителей. По периметру площади располагаются офисные здания, музеи и банки. Но особо выделяется Дворец правительства, перед которым установлен огромный памятник основателю монгольской империи Чингисхану. Вообще, Улан-Батор – вполне приличный город, даже совсем не кажется отсталым и бедным.

DSC08449

Эту ночь мы снова провели в юрте. В этот раз наш отель был с интернетом и видом на город. Мы были довольны, что посетили ещё один город мира и также нам понравился Амга.

 17 мая.  В этот день мы посетили Гандантэгченлин – крупнейший буддийский монастырь в Улан-Баторе. В настоящее время при нём находится более 150 монахов. В монастыре находится знаменитая 26-метровая статуя Авалокитешвары, которая инкрустирована 2 286 драгоценными камнями и покрыта сусальным золотом.

Позже мы поехали на рынок «Барс», где закупились мясными продуктами на дорогу. На этом же рынке можно купить настоящую монгольскую юрту приблизительно за 2 000 $. Потратив последние тугрики, мы поехали на вокзал, чтобы отправиться поездом за новыми приключениями в великую страну Китай. Но это уже другая история.

ФОТОГРАФИИ МОНГОЛИИ ЗДЕСЬ:  МОНГОЛИЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *